Home Породы служебных собак
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПОРОДЫ служебных собак - Страница 21 PDF Печать E-mail
Индекс материала
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПОРОДЫ служебных собак
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Все страницы

ЮЖНОРУССКАЯ ОВЧАРКА
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПОРОДЫ
Южнорусская овчарка — старинная пастушеская собака юга Украины, степного Крыма, степной зоны юга России. В разные годы она называлась по-разному: то степной, то украинской, то русской, то южнорусской. В частности, кобель по кличке Мирош-ка, принадлежавший питомнику «Красный треугольник», на выставке в мае 1930 г. назывался русской овчаркой, а в сентябре того же года — южнорусской овчаркой. В монографии М. Ште-фаница о немецкой овчарке (1910) приведено фото русской овчарки (Russischer Hirtenhund — Aftscharka) черного окраса.
Характерной особенностью породы южнорусская овчарка является наличие густой, длинной, сваливающейся шерсти и удлиненных волос на морде. В старину собак с такой шерстью называли брудастыми (рис. 34). Л. П. Сабанеев, ссылаясь на труд Н. П. Кишенского «Опыт генеалогии собак», указывал, что все брудастые собаки Европы произошли от общего и весьма древнего предка. По мнению Л. П. Сабанеева, южнорусские овчарки являются породой, которая из всей брудастой группы наиболее сохранила видовую чистокровность.
Позднее и другие авторы отмечали, что степные брудастые собаки, встречающиеся на юге России, обыкновенно при овечьих стадах, бесспорно принадлежат к числу древнейших родоначаль-ных пород.
Рассказывая об облике, служебном применении и характере поведения южнорусских овчарок, Н. П. Основский (1896) указывал, что русские овчарки отличаются своим громадным ростом и злобностью, очень схожи с овчарками французскими. И те, и другие покрыты очень длинной, мягкою шерстью, которая, сбиваясь
в войлок, образует на туловище собаки длинную висячую бахрому и придает этим животным особенно оригинальный вид. Английские овчарки отличаются от наших и французских меньшим ростом, более короткой и мягкой шерстью, имеют совершенно стоячие или же чуть надломленные на концах уши. Лучшими по масти считаются черные с подпалинами; иногда между ними встречаются с большими очесами на груди.
В общем сторожевая собака, или овчарка, может соответствовать следующему описанию, данному Н. П. Основским: рост средний, телосложение плотное, коренастое; у длинношерстных морда несколько заостренная, у короткошерстных — притуплённая; уши короткие, мускулы плеч и конечностей сильно развитые; чутье мало развитое, зрение и слух развиты в высшей степени; бдительность и неутомимость поразительны.
При стаде 400—500 голов держат 4—5 собак. Не все из них, конечно, одарены одинаковыми качествами, это зависит от индивидуальной способности животного, но в общем овчарки замечательно преданы своему делу. Поэтому ввиду особенных свойств этой породы ее необходимо сохранить в целости, остерегаясь подмешать в кровь овчарки кровь какой-либо другой породы.
Профессор А. Браунер (1927), считая южнорусскую овчарку «последним представителем породы собак, широко распространенных в Западной Европе и исчезнувших там вместе с исчезновением волков», высказывает мысль о том, что южнорусская овчарка была ввезена в украинские степи в конце XVIII века из Германии, а ранее этого времени в южноукраинских степях не существовала.
Однако кинолог Мазалов (1929) пишет, что, по его представлению, «южнорусская овчарка есть особый тип, выведенный из древней группы овчарок». В семидесятых годах прошлого столетия она была широко распространена не только в Аскании-Нова, но и по всей Таврии, Северному Кавказу, Сальским степям, Ставропольскому краю. Но за 15—20 лет из Аскании-Нова порода не смогла бы столь широко распространиться на огромной территории. Мазалов пишет, что известные в старину крупные овцеводы юга России имели в степях специальные питомники для южнорусских овчарок, где разводились собаки этой породы тясячами и откуда по достижении зрелого возраста отправлялись по отарам овец в различные места. Некоторые крупные овцеводы обладали таким количеством овец, что они не знали им счета и говорили, что у них столько-то тысяч собак, так как отара составлялась из 1000—1500 овец, которых охраняли 3—4 собаки.
Порода южнорусских овчарок велась крупными овцеводами фактически методами народной селекции. На племя отбирались лишь крупные, сильные и злобные собаки. Таким образом, при благоприятных условиях в здоровом южном климате закрепилась однородная кровь этих собак, образовав могучую породу, названную по югу России южнорусской овчаркой.
34. Типы южнорусских овчарок прошлого века
С развитием тонкорунного овцеводства, окультуриванием степей и исчезновением волков порода начала вырождаться. Лишь отдельные крупные землевладельцы-овцеводы поддерживали породу, создавая в своих имениях племенные гнезда южнорусской овчарки. Лучшие собаки в большом количестве были собраны в поместье Фальцфейна Аскания-Нова. Ф. Э. Фальц-фейн, будучи высокообразованным человеком, уделял большое внимание разведению породы. В Аскании-Нова ежегодно проводились выводки, отбирались производители. А. Бабушкин (1929) пишет, что Фальцфейн содержал до 2000 южнорусских овчарок для охраны своих стад. Это было устоявшееся, хорошо отселек-ционированное породное поголовье.
Итак, первое предположение — южнорусская овчарка — местная порода степной Украины и Крыма, происходящая от древних брудастых собак. Западные же длинношерстные овчарки являются осколками некогда огромного однородного массива близких по экстерьеру пастушьих собак. Ныне этот массив разорван, его части, развиваясь отдельно, образовали местные национальные породы длинношерстных овчарок. Так, в Венгрии и на Карпатах выделились пули, в Венгерской Пуште — комондоры, во Франции — бриары, в Англии — бобтейли. Кстати, современный английский автор Д. Палмер усматривает среди предков
бобтейля русскую овчарку. Правда, кинологи прошлого века Стоунхендж и Хью Далзил русскую овчарку в предки бобтейля (drover's dog) не зачисляли. Они считали ее местной, испокон века существовавшей в Англии.
Другая версия происхождения южнорусских овчарок высказана А. П. Мазовером. Ссылаясь на русских ученых, изучавших степи юга России в XVIII веке, А. П. Мазовер указывает, что в этих районах существовали лишь крупные волкообразные и бор-зообразные собаки. Собак с характерной длинной шерстью в степях не было. В Крыму существовали могучие и свирепые крымские горные овчарки, по своему типу близкие к кавказской овчарке и резко отличающиеся от южнорусской.
Э. Шерешевский (1927) отмечает, что потомки крымских овчарок дожили до 30-х годов нашего века, хотя заметно измельчали и расщепились на несколько определенных типов экстерьера.
Основываясь на архивных данных, А. П. Мазовер выдвинул следующее предположение о происхождении южнорусских овчарок: «Из Испании выписывали тонкорунных овец и вместе с ними собак особой породы, применявшихся там на овчарных заводах, потому что приписывают им особую способность содержать стадо в сборе и защищать его от хищных зверей, каковую породу можно развести и в Таврии».
Однако привезенные астурийские овчарки были мелкими и не годились для охраны стад от волков. По внешнему облику они напоминали пули и были около 45—50 см в холке, обладали длинной шерстью с густым подшерстком. Окрас этих собак имел разнообразные оттенки — от очень светлого до серого, бурого и черного.
По мнению А. П. Мазовера, астурийских овчарок скрещивали с местными крымскими «татарскими» овчарками и с широко распространенными крымскими борзыми. Ни местные овчарки, ни борзые не обладали таким развитым и обильным шерстным покровом, как южнорусская овчарка.
Однако Н. Реутт (1846), упоминая о длинношерстных «татар -ских» борзых, писал, что собаки эти опушены по всему туловищу и конечностям, даже на щипце и ногах, мягкой, немного волнистой шерстью.
Н. П. Сабанеев считал, что эти собаки, скорее всего, приближались к овчаркам, а не к борзым.
Во всяком случае, как справедливо заметил А. П. Мазовер, современные южнорусские овчарки обладают некоторыми характерными чертами борзых. Они унаследовали сухую голову с узкой мордой, слегка уплощенную грудную клетку, подтянутые паха и конечности с резко выраженными углами.
А. П. Мазовер указывал, что в прошлом веке южнорусские овчарки были завезены на Дунай, в венгерские степи — Пушту, где их разводят в чистом виде под названием «комондоров».
И действительно, комондоры чрезвычайно близки к южнорусским овчаркам (рис. 35). Но многие европейские кинологи считают комондора древней породой, переселившейся в Пушту вместе в предками современных венгров. Во всяком случае название «комондор» упоминается различными авторами еще в средние века.
Очень возможно, что южнорусские овчарки и венгерские ко-мондоры имеют общее происхождение. Но, скорее, комондоры оказали влияние на развитие южнорусской овчарки, а не наоборот. То, что по стандарту у комондора допускается лишь чисто-белый окрас, а у южнорусской возможны варианты, еще ни о чем не говорит. В первой племенной книге породы из 204 записанных в нее комондоров лишь 131 были чисто-белыми. Современный стандарт комондоров максимально ужесточен в отношении окраса и по этому признаку ведется строгий отбор.
Таким образом, существует две гипотезы происхождения южнорусских овчарок:
1.    Южнорусские овчарки — представители некогда единого массива брудастых пастушьих собак, распространенного на огромной территории от Каспия до Атлантики.
2.    Южнорусская овчарка — результат скрещивания асту-рийской овчарки с местными «татарскими» овчарками и местными борзыми с последующим разведением «в себе».
Нам более исторически закономерной представляется первая гипотеза. Но, безусловно, на долгом и не легком пути развития древние брудастые пастушьи собаки не оставались замкнутой группой животных. Они испытали на себе многочисленные влияния других пород, и следы межпородных скрещиваний до наших дней проявляются в экстерьере южнорусской овчарки.
Колоссальный ущерб породе южнорусская овчарка принесла гражданская война. Поголовье овец сократилось, а вместе с отарами исчезли и охранявшие их собаки. Почти полностью были истреблены южнорусские овчарки и в Аскании-Нова. Их погубили развитый охранный инстинкт, природная злобность, недоверчивость к посторонним. Проф. А. Браунер (1927) писал: «Аскания переходила из рук в руки между двумя враждующими армиями... Овчарки не пускали чужих людей, и за это их пристреливали. В результате, когда я приехал в Асканию в 1923 г., то знаменитых овчарок уже не было, осталось всего несколько штук молодых...».