Home Собаки вегетарианцы
Собаки вегетарианцы - ПРОТИВОСТОЯНИЕ PDF Печать E-mail
Индекс материала
Собаки вегетарианцы
БЕККИ
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
ЛЮБИТЬ ИЛИ УБИТЬ
ЛИДЕРЫ НЕ ВСЕГДА ЛИДИРУЮТ
З Д О Р О В Ь Е
УЛУЧШЕННЫЙ МЕХ
МОБИЛЬНЫЕ МОРГИ
900 КОШЕК ПОТТЕНДЖЕРА
МЯСО И КОСТИ ЛУЧШЕ?
КОШКИ, КОШКИ И ЕЩЕ РАЗ КОШКИ
ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ
КРОЛИК В КОШАЧЬЕЙ СЕМЬЕ
НАЦИОНАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
Таурин
Аргинин
Витамин D
НЕЗАМЕНИМЫЕ ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ
ЕДА СО СТОЛА
ДРОЖЖИ
БОБОВЫЕ И ЗЛАКИ
КОШАЧЬЯ ДОБЫЧА
ВОДОРОСЛИ
КОТЯТА И ВЗРОСЛЫЕ
РЕЦЕПТЫ ДЛЯ КОТЯТ
КАДДЛЗ
ПОЖИЛЫЕ СОБАКИ
ОХОТА
НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ИЕРАРХИЯ
МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ
ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ПЕССИМИСТЫ
ЭСТРОГЕНЫ РАСТИТЕЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЯЯ ОБНОВЛЕННАЯ
АКУПУНКТУРА
АРТРИТ
ТИМПАНИТ
БЛОХИ
ВАКЦИНАЦИЯ
Ralston Purina
ВЕГЕТАРИАНСКИЕ КОРМА
Страница 41
Все страницы

Почему Тайк отринула хищнические инстинкты, с которыми родилась? Это загадка для общественности, большой вопрос для зоологов и вдохновение для идеалистов.

Тайк была не одинока. На фотографии, сделанной в Аллахабаде в Индии в 1936 году, мы можем видеть еще одну великолепную львицу-вегетарианку.

В «Автобиографии йога» Парамаханса Йогананда вспоминает: «Наша группа обрела тихий приют у местного мудреца, Кришнананды, приятного монаха с розовыми щеками и впечатляющими плечами. Рядом с ним развалилась ручная львица. Повинуясь духовным чарам монаха, животное джунглей отказывалось от мяса в пользу риса и молока. Мудрей приучил рыжехвостого зверя произносить священный звук «ОМ» в глубоком, притягательном рыке – кошка-богомолка!»

Эти светила ведут нас к новой эпохе – к Эре Просветления. Кажущиеся магическими научные прорывы делают возможным кормить наших питомцев, не убивая их сородичей и забыв про продукты животного происхождения.

ГЛАВА 2. ЗАЧЕМ?

Выпалывая сорняки из лужайки на заднем дворе, тринадцатилетний я слушал игру «Доджерс» по радио в компании любимого коккер-спаниеля Принцессы. Рядом с высокой изгородью из красного дерева, отделявшей нас от оживленной трассы, на жаре в клетке томились белые кролики. Я бы хотел, чтобы этой картины в моей голове не было. Сейчас, правда, я думаю, возможно, она стала главной причиной того, что я начал сеять семена сострадания, которые позволили мне познать самого себя.

ПОТЕРЯ НЕВИННОСТИ

Отец показал мне, как держать уши кролика одной рукой и бить тесаком другой. Когда я сделал это, тесак ударил два раза, один из которых – по моему сознанию. Следующего кролика я убить уже не смог.

Ужиная, я отказался от мяса и съел двойную порцию картошки и кукурузы. Прежде чем я открыл для себя вегетарианство, прошли годы, но крольчатину я не ел с того самого дня.

Помните ребенка в рассказе Ганса Христиана Андерсона «Новое платье короля», который увидел одураченного мужика в чем мать родила, и заорал: «А король-то голый!»? Параллель с нашей системой питания напрашивается сама собой. Один счастливый ребенок хохочет от ликования, насаживая на вилку редиску; другой плачет на кроличьей бойне. Разве инфантильность – это не повышенная чувствительность, не способность ВИДЕТЬ?

Привыкание начинается с детских лет. Подкрепленное миллиардами окропленных кровью долларов влияние семьи и школы вдалбливает в голову ребенку, что курица с нутом – это правильно, а животные «для еды» не имеют прав, которыми наделены их одомашненные и дикие сородичи.

Клуб 4-H[5], в котором состоит 5 миллионов молодых людей, хорошо знает об ощущениях, которые испытываешь, когда любимых животных ведут на бойню. Вместо того чтобы признать очевидное – что эти создания имеют право на жизнь – взрослые учат детей душить драгоценные чувства, пробуждающиеся в их юных сердцах.

Отец Уайт, глава епархии епископа Дюбьюка, штат Айова, настаивает: «...Но экстремисты вроде PETA[6] и других “правовиков” достали меня окончательно. “Этот лежебока” встанет с ними рядом, когда они смогут объяснить ему, глядя прямо в глаза, на каком основании они убивают насекомых. А пока пусть продолжают отрывать головы капустам и выедать сердца сельдереев. В Библии говорится: “Волк будет жить в мире с агнцем, леопард возляжет рядом с козленком; теленок, юный лев и откормленный на убой бык будут вместе; и малое дитя поведет их”. Поведет куда? Лишь в определенном контексте это может означать не есть животных».

Отрекаясь от ребенка внутри себя, отец Уайт не видит разницы между отрезанием головки салата-латука в саду и обезглавливанием ягненка на бойне. Он одобряет убийство животных, говоря, что «они не могут любить окружающих так, как могут люди». Вероятно, он не видел похоронных обрядов шимпанзе или преданных собак, годами воющих на могилах бывших хозяев.

Разве животное и растение сопоставимы во всех аспектах? Неужели ягненок не отличается от фасоли? Моя теща отправила статью в газету, издаваемую ее приходом – «Наш воскресный посетитель». Заметка называлась «Сколько помидоров отдают свои жизни ради салата?».

В тексте были такие слова: «Вас ничего не смущает, когда вы выковыриваете глазки из картофелины или, возможно, вы едите эти глазки вместе с кожурой? Быть может, невежество позволяет нам выедать сердцевину помидора и клетки кукурузы, зная, что мы лишаем эти растения источника жизни? Кто в иерархии бытия, по нашему, оправдывает убийство людьми овощей ради того, чтобы люди жили? ...Я верю в мироустройство, позволяющие человеку есть низшие формы жизни – животных и растения... Я верю одновременно в слова из Книги Бытия и в наши основания питаться плодами земли и животного царства. Я не считаю, что животные, которых мы едим, равны нам. Я не считаю, что у них есть равные с нами права... Только мы, люди, имеем потенциал любить друг друга так, как животные любить не в состоянии».

Что-что? Мой опыт подсказывает, что животные любят независимо от «человеческих игр». Как сказал Фернан Мери[7], «если принять во внимание такие кошачьи качества, как чистоплотность, осмотрительность, привязанность, терпеливость, чувство собственного достоинства и храбрость, скажите мне, многие ли из нас могут сравниться с кошками?»

УБИЙСТВО ОТ ЛЮБОГО ЧУЖОГО ИМЕНИ...

Смерть 500 жертвенных животных, которых убивают, как утверждается, настолько гуманно, насколько возможно, из года в год в Сан-Франциско, расстраивает некоторых людей, несмотря на то, что большинство из них после церемонии оказываются на тарелках разделанными.

В поддержку предложенного запрета власти графства заявили: «Честно говоря, даже если этих животных потом съедают, мы все равно против их убийства».

В нашей местной газете «Отчеты Шерифа» прошло сообщение о соседских курах, которых стреляли из духового оружия. Одну из кур охарактеризовали как «убитую». Тем временем гиганты мясной промышленности убивают кур миллиардами, потому что в мире разворачивается полномасштабная война: люди против беззащитных животных. И это ни в коем случае не называется убийством. Для происходящего есть более мягкий термин – «производство».

ЗАСЛУЖЕННОЕ УВАЖЕНИЕ

Тридцать лет здоровой жизни, прожитой без мяса, упрощает связь между семенами, посеянными давным-давно. Система питания, уважающая высокие (и сложные) формы жизни, неизбежно подразумевает под собой вегетарианство.

Правосудие в этом отношении выступает довольно жестко: убийство человека – самое страшное преступление. Но с чего вдруг при этом оправдывается убийство форм жизни, наиболее близких нашей? Ведь мы так часто вменяем животным в вину наши черты и слабости. Взглянуть на карикатуры, которые столетиями показывают детям. Мультфильмы потеснили книжки с картинками, но смысл остался прежний. Куры, коровы, утки и свиньи наряду с множеством других животных наделяются человеческими качествами, вплоть до того, что носят людские наряды. В этой иерархии животные явно стоят над растительным миром. Какой зверь хочет, чтобы его съели? При появлении угрозы они начинают носиться, подпрыгивать, улетают, уплывают и всячески вырываются. Растения же терпеливо ждут, соблазняя нас своей яркой окраской и восхитительно пахнущей мякотью.

Возможно, нам самим не нужны доказательства, но когда дело доходит до семьи, друзей и ветеринаров, спрашивающих, зачем нам все это, порой бывает нелишне сказать пару слов о том, почему же мы хотим, чтобы наши питомцы были вегетарианцами.

Э Т И К А

Животные чувствуют, осознают, ощущают боль, испытывают надежду, создают семьи, растят детенышей и общаются. Звучит знакомо? Законы защищают их от посягательств, если речь не идет о сельскохозяйственных и лабораторных животных, которые наделены теми же внутренними качествами, что и их сородичи в заповедниках и наших домах.

Не слишком ли эгоистично с нашей стороны полагать, что они существуют исключительно для наших нужд и развлечений? Не является ли спесишизм формой расизма? Некоторые позволяют религиям говорить за них, определяя систему ценностей, согласно которой животные предназначены для удовлетворения потребностей человека. Но есть и другие религии, проповедующие единство всего живого и одинаковое уважение ко всем обитателям планеты.